Home > Здоровье > Онкология > Главы из книги
 
 

 
 
 
 

Главы из книги

Граница Раздела

- Михаил, ты убил свою жену!

Гор произнес это тихо, почти шопотом, но то, что последовало за этим было ужасно. Миша, мой родной и любимый дядя Миша погас, как свечка и стал совершенно черным. Он стоял неподвижно, словно превратился в камень. В этот момент я поняла, что означают слова: «жизнь едва теплится». Я видела его насквозь, видела, как медленно двигается кровь по сосудам. Она была такой густой, что сказать про нее «течет» было просто невозможно. Мышцы и органы внутри съежи-лись, а над головой образовался полукруг из длинных черных игл, как у дикобраза. Казалось, он перестал дышать.

- Что ты сделал, Гор, - закричала я, - Зачем ты так!? Миша не виноват!

- Откуда ты знаешь? - спокойно спросил Гор, и его спокойствие возмутило меня еще больше.

- Я знаю, потому, что я знаю его… - я расплакалась, мне хотелось ударить Гора, сделать ему так же больно, как он сделал Мише.

- Успокойся, девочка, - Марина обняла меня за плечи.

Я освободилась и, продолжая плакать, кричала:

- Ты обманула меня, ты говорила, что здесь мир и счастье. Я хочу уехать! Я хочу домой! Я хочу домой…Я хочу домой…Я хочу домой…

Я повторяла и повторяла эту фразу. Сил становилось все меньше, они покидали меня, словно вытекали наружу, вместе с ними тише становился мой голос, пока я не поняла, что я твержу ее уже мысленно. Я перестала осознавать окружающее и полетела куда-то вниз. Полет закончился на мягком белом песке.

Я сразу узнала это место из моих снов. Белый Храм с колоннами, море и ветер. Как и в прошлый раз, он носился со свистом, подни-мая тучи песка, но только не внутри Храма. У первой пары колонн стояла чернокожая женщина в тонком белом одеянии.

- Здравствуй, Вега! - улыбнулась она, - Иди сюда.

- Меня зовут Вета.

- Это не совсем правильно. Твое первое имя - Вега. От него ты ведешь свою историю.

- Вы знаете мою историю?

- Конечно, ведь я Жрица Раздела.

- Что это значит «Жрица Раздела»?

- Ты заметила, что полоса, проходящая че-рез храм, продолжается в море?

- Да.

- Так вот, она огибает весь земной шар и замыкается в кольцо. Похоже на меридиан, правда? Только этот меридиан, в отличие от обычных, перемещается вдоль земли вместе с солнцем. Он всегда там, где сумерки и рассвет. День передает эстафету Ночи, и это - самый лучший момент, чтобы узнать.

- Что узнать?

- Все, что ты хочешь.

- Тогда, я хочу знать, что происходит.

- Марги тебе объяснила, а ты не поверила.

- Марги - это Маринино имя?

- Да. Михаил тоже Марги.

И она рассказала, что между звезд живет Музыка, которая придумывает Имена. Родив-шееся Имя похоже на песню и на реку. Оно звучит и течет. Если оно слишком близко при-ближается к Границе Раздела, то его может втянуть внутрь и тогда оно оставляет свой отпечаток Ночи и Дню. День заполняет отпе-чаток светом Солнца, а Ночь - светом Луны, а само Имя остается на Границе Раздела. Cолнечный отпечаток рождается мужчиной, а лунный - женщиной. Поэтому и существует легенда о двух половинках. Солнечной поло-винке в услових Земли слишком жарко, свет изнутри ослепляет и жжет. Лунной половинке холодно и темно. Половинки ищут друг друга, чтобы одна поделилась с другой. Мужчина всегда стремится отдать, а женщина - принять и накапливать - это их суть. Мужчины и жен-щины Земли ищут друг друга из жизни в жизнь, не зная того, что только на Границе Раздела возможно обрести свое настоящее имя, встретить свою половинку и обрести мир.

- Не беспокойся за Мишу. Гор никогда не причинит никому зла. То, что он сделал, только для блага. Марги попал на Землю очень давно. Как это бывает со всеми, одна половинка поле-тела за Солнцем, другая - за Луной. В полете они забыли свое настоящее имя, поэтому им так трудно было встретиться. Марина первая нашла Границу Раздела и вспомнила свое имя, теперь надо, чтобы его вспомнил Миша. Но пока в нем жили воспоминания о Тане, он не мог этого сделать. Ведь именно ее он считал частью себя, своей половинкой, своим отпе-чатком, а это не так. Слова Гора и Мишина реакция на них помогли сделать эти воспо-минания видимыми простым человеческим глазом. Неправда ли, тебе показалось, что он покрылся черной коркой?

- Да, - согласилась я, почему-то шепотом.

- И ты не видела, что происходило дальше, потому что Пещера выбросила тебя сюда.

- Почему она это сделала?

- Потому что ты слишком эмоционально реагировала, вышла из равновесия, а все, что не в балансе, выбрасывается Пещерой наружу.

- И все попадают к тебе?

- Конечно, нет. У каждого свой «адрес», - отвечала Жрица.

- А что же Миша?

- Как ты помнишь, он замер. Гор подошел к нему и дотронулся до его лба. Черная корка превратилась в песок, ссыпалась на землю и через мгновение исчезла.

- И это значит, что Миша навсегда забудет Таню? - все еще волнуясь, спросила я.

- Он никогда не забудет ее. Мало того, он еще встретится с ней. Важно, что теперь воспоминания больше не властны над ним. Они больше не будут причинять ему боль, которая делала его слепым и не позволяла видеть, понимать и чувствовать.

- Что ты, ты совсем не знаешь Мишу. Кто как ни он способен понять, пожалеть, помочь и сочувствовать! - я снова встала на его защиту. Жрица улыбнулась.

- Он способен понять других, но не себя. Понять другого человека, причины его пове-дения гораздо легче, чем понять, что на самом деле происходит с тобой самим. Многие люди доживают до старости, так ничего о себе не узнав, и уходят в неведении.

- Что человек должен узнать о себе? - я превратилась в слух.

- Сначала, хорошо бы узнать свое настоя-щее имя. Это знание позволит найти свой второй отпечаток. После этого возможно узнать, где твоя космическая родина, почему ты попал на Землю, что ты должен здесь сделать и какие у тебя перспективы на буду-щее.

- А я могу…- я запнулась, подумав о том, что имя мое мне сообщила Жрица, а вот второ-го своего отпечатка я не знаю, ведь не Валерка же это!?

- Нет, Валерка не твоя половина. Видишь ли, с тобой все несколько иначе. У тебя нет вто-рой половины. Когда ты пришла, ты осталась на Границе, поэтому отпечатков просто нет.

- Это значит, что мне всю жизнь страдать в одиночестве? - что-то мне становилось грустно от надвигающихся перспектив.

 

Матушка Тьма

Однажды Марина сказала:

- Мы так много знаем о световых мирах. Наше сознание созвучно им, и мы можем по-знавать и купаться в них до бесконечности. Как ты думаешь, хватит ли у нас смелости отправиться в миры Матушки Тьмы?

- Эта Матушка каждый день смотрит на меня своими темными очами из испуганных глаз моих пациентов, а потом дышит на меня зловонно, когда я лишаю жизни ее детей, орудуя скальпелем, так что меня не испугаешь. А ты, ты все же женщина...

В глазах Марины вспыхнули знакомые ис-корки. Они появлялись всегда, когда она при-нималась лицедействовать. Скатерть со стола превратилась в плащ, перекинутый через пле-чо, на голове появился, неизвестно откуда взявшийся, рождественский венок. Она вспорхнула на стул и продекламировала, стара-тельно изображая оратора времен римской империи:

- Силы Матушки Тьмы обладают огромной мощью. Они действуют стремительно, быстро достигая своей цели. Но у них есть один су-щественный недостаток: они не могут долго удерживать то, чего достигли, потому что их постоянно влечет к новым завоеваниям. Свет же рассеян в мироздании. Для того чтобы противостоять наступлению Тьмы, ему необхо-димо время, чтобы собрать свои силы. Но, - Марина подняла вверх указательный палец, подчеркивая значимость момента, - КАК ТОЛЬ-КО СИЛЫ СВЕТА ОБЪЕДИНЯТСЯ – ОНИ НЕ-ПОБЕДИМЫ! Миша, скажи, ты - сила света?! - она вытянула руку перед грудью, и ее указа-тельный палец уставился прямо на меня, как палец красноармейца на плакате: "А ты, за-писался добровольцем?"

- Я воль, мой генерал, - отрапортовал я, вскакивая со своего места, и мы разразились веселым смехом.

- Обединимся и полетели? - Марина стала серьезной.

- Как скажешь - так и будет, я готов.

Миры Матушки Тьмы были похожи на лабиринт с множеством тупиков. Уткнувшись в очередной тупик, мы просачивались сквозь стену, попадая в следующий коридор и так до бесконечности. Обычно в конце коридоров нас встречали силы Тьмы в разных обличьях и образах. Они могли предстать перед нами человеком, фантастическим монстром или просто грязной густой кляксой. Они, как правило, вели себя агрессивно. При нашем появлении, принимали угрожающий вид и издавали жуткие звуки.

Мы знали, что стоит хотя бы на миг запаниковать, дрогнуть или испугаться, силы Тьмы познают нас и нанесут вред, исправлять который потом придется не один день. Поэто-му мы спокойно продолжали двигаться, не останавливаясь, никак не относясь к уви-денному, не реагируя на их грозный, неожиданный вид и поведение. Часто они провоци-ровали нас, нападая и, даже, проникая внутрь наших сфер. Мы давали им свободно проте-кать сквозь нас. Им не за что было зацепиться, и они оставались позади. Что с ними происхо-дило после этого, мы не знали, потому что никогда не оглядывались. Достаточно освоив-шись, нам захотелось посмотреть, как Лаби-ринты реагируют на наше вторжение. Марина решила, что она отправится в путешествие одна, а я буду наблюдать.

Марина текла по Лабиринту, а я видел, как за ней, словно хвост кометы, возникал Струк-турированный Свет, заполняя туннели живи-тельной световой почвой. По ходу движения и по мере заполнения светом Лабиринты обру-шивались и исчезали.

- Ты Нарушительница Структуры и Свето-носица, - окрестил я ее по возвращении.

 
 
 

Reiki